Меню

Стас Студенецкий

Микрофон, бумага, ручка, борода

Настоящий спорт

— Древняя Греция. 776 год до Рождества Христова. Первые межгосударственные Олимпийские игры. Лучшие спортсмены со всей Греции приезжали показать, кто лучший спортсмен в старом свете. На соревнования, учрежденные самим Гераклом, сыном Зевса. Самые сильные, быстрые, меткие. Все приезжали в Олимпию, чтобы показать, на что способны. Бег и борьба. Бросание копья и метание диска. Катание на колесницах. Все это повергало в неистовую радость людей, сидящих на трибунах огромного Олимпийского стадиона. А победу в самом важном соревновании, в беге, одержал Великий Кореб из Элиды. Этот человек победил всех бегунов Пелопоннеса. Притом, что он был всего лишь священнослужителем.
1896 год. Афины. Первые летние Олимпийские игры. Уже нет соревнований по катанию на колесницах, — в этот момент раздались легкие смешки в аудитории, — зато появилось плавание, стрельба из лука, теннис и другие виды спорта. Теперь появились профессиональные спортсмены. И соревнуются они не только со своим полуостровом. А со всеми континентами. Австралией соревновался с Американцем. А Чилиец с Греком.

Наши дни. Пришло время 33-х Олимпийских игр. И лучшие спортсмены со всего мира увидят, как бьются рекорды сверхлюдьми. Это будут самые важные и самые лучшие Олимпийские игры за всю историю. Вот он — апогей спортивной истории. И все это произойдет на наших глазах.

— Вы правда так думаете, профессор?

— Да, я так думаю, — хотя в глубине души я считал, что вся система игр пришла в упадок, — рассудите. Что было в начале? Древняя Греция — люди почувствовали вкус соревнований. А правители — придумали религиозное значение этим играм. Конец 19 век — Париж. Пьер де Кубертен созвал всех, чтобы объявить о возобновлении Олимпийских игр. Теперь это станет не просто соревнованием «Неси больше, кидай дальше». А так же станет серьёзным источником дохода для всех, кто причастен к этойкормушке. Выпуск марок, продажа билетов, а через десятки лет продажа фото и видео трансляций, сувениры и Бог знает что еще, чтобы немного заработать себе на хлеб с домиком. Но спортсмены верили. Что если будут долго и упорно трудиться, то смогут стать великими. И перейдем в наши дни. Мы подходим к третьей важной точке. Теперь нет спортсменов. Теперь война идет между спортспиплами.

— Спортспиплами?

— Не смейся, Том. Теперь есть целые команды.

— Мы знаем о командах, профессор. Но кто в них входит?

— Много кто. В легкой атлетике, например, команда небольшая. 2-3 Химика-фармацевта. Они создают ряд анаболиков, которые увеличат мышцы спортсмена и добавят бодрости. Есть специалист в области биокибернетики. Он вживляет чипы, делает механические импланты спортсмену, которые улучшат толчково/бросковую силу. Увеличат рычаг. Или, в конце концов, увеличит время работы мышц в максимальном режиме. Диетолог — тут все понятно. Тренер — тут тоже все понятно. Эти 2 профессии за десятилетия не сильно претерпели изменения. И, конечно же, сам спортсмен.

— А зачем Олимпийский комитет это все разрешил?

— Рекорды. Людям нужно видеть этих сверхлюдей. Кто-нибудь помнит такого парня — Усейн Болт, — кто-то кивнул, а некоторые переглянулись, — я тогда был молод. И как сейчас помню. Этот парень бежал быстрее пули. Я помню, как он пробежал стометровку. Берлин. 9.58. Я, обычный молодой парень. Я думал, что вижу что-то важное. Причастен к какому-то великому событию. Это было важно. И для миллионов других людей. Хоть что-то важное в нашей обычной жизни.

Лекция окончена. На следующем занятии будем разбираться с историей Чемпионата мира по футболу.

— Профессор, Ваш сын же участвует в в забеге на 400 метров? — в это время я уже стоял в дверях

— Да, — лучше бы он не спрашивал этого

— Пожелайте ему удачи

— Спасибо, — негодуя, я выбежал из аудитории. Дверь издала громкий скрип и, разрезав воздух, захлопнулась за мной. Не люблю говорить об этой стороне моего сына. Жаль он занимается не спортом, а профессиональным спортом.

Автор: Студенецкий Стас
http://www.proza.ru/2016/03/23/155

Свобода 21 века

В палате стоял спертый запах. Я решил идти по ритуалу. Открыл форточку. Чтобы немного проветрить. Вытащил засохшие цветы. И поставил новый букет пионов. Тех, что ты так любила. Любишь. Тех, что ты так любишь. Присел в кресло. Зря надел свои любимые форсы сюда. Они всегда мне натирают, когда долго сижу.

— Знаешь, а я рад, что ты этого не видишь. Слишком странно наблюдать за этими людьми. Которые забыли, что случилось. Ты бы наверно опять сказала, что это все из-за подсознательного стремления людей быть тупыми. И, наверно, была бы права.

Приходя сюда – я каждый раз убеждаюсь, что зря оставил тебя на аппарате в этой дыре. Надо было отвезти тебя в столицу. Но доктора настояли, что тебя нельзя перевозить. Тяжело смотреть на тебя такую. Мне кажется, что мы оба с похмелья. Только ты до сих пор не можешь проснуться.

Я думаю, что ты все слышишь. И поэтому 2 года я не говорил, что произошло. Боялся, что ты начнешь нервничать. Может это глупо. А может я просто боялся разобраться во всем. Но я не могу уже держать тебя в неведении. Я хочу, чтобы ты знала. Или я думал, что ты знаешь.

Три года прошло после саботажа. Помнишь, ты все смеялась над тем, что я хожу с телефоном-фонариком. Что уже яблоки выпускают 8 номер. А я все клацаю на кнопки, как неандерталец. Три года назад произошла эта заварушка. Как оказалось – не существует этих фирм электроники. Samsung,Apple, Sony и все остальные «фирмы» — их нет. Есть только одна большая террористическая организация. Они даже не дали себе названия. Чтобы не навешивать ярлыки. По радио их назвали «ЭТ» — электронные террористы. Как оригинально. Креативный отдел поработал на славу. Они владели всеми этими фирмами и разом все отключили. Взорвали заводы, вырубили поддержку, самоликвидировали телефоны. И все разом остались в пустоте.

Знаешь, как ужасен этот мир среди паникующих людей, дорогая? Никто не может сфотографировать себя, никаких тебе фейсбуков и твиттеров. Даже чертовую еду твоего соседа ты не можешь посмотреть, пока не зайдешь к нему на кухню. Черт, да люди с катушек послетали. Помнишь нашу соседку сверху – она выпрыгнула в окно. Не выдержала напряжения. Она разучилась общаться с людьми не в сети.

Помнишь наше место, дорогая? В парке на качелях. Мы сидели каждую неделю и разглядывали людей, поедая остатки завтрака. И вот я один – сижу там же. Поедали твои любимые вафли. Я ненавижу сладкое, но все так же готовлю их, как ты любишь – с клубничным сиропом. Смотрю на всех вокруг. Смешно было наблюдать за людьми, которые отвыкли от мира. Люди ходили в недоумении. Ни кредитки. Ни фото. Ни стримовых сервисов. Торрентов больше нет. Какая-то туристка крутила карту в руках и не могла понять, как же ей пользоваться. У нас в стране за год произошло 6 млн. суицидов. Естественный отбор выкинул эти 6 млн. человек. Просто потому, что они разучились наслаждаться жизнью. Потому что они не смогли приспособиться. 30 лет с техникой и люди забыли, как можно жить без нее. И правда – люди стремятся к самоупрощению жизни.

А пару месяцев назад – началось все опять. Господи, дорогая. Все по новой. Они назвали себя Rerise. Они построили огромный, защищенный завод в Китае. И начали выпускать все с нуля. Телефоны, планшеты, компьютеры. Я не знаю, как так быстро они добились этого. И снова – толпы людей начали идти в магазины и сгребать все, что видят. Господи, дорогая, да даже твои родители купили себе новые телефоны.

И вон он. Опять я сижу в нашем месте. И смотрю по сторонам. И, знаешь, кого я вижу? Никого. Вот он, свободный мир. Без преград и ограничений. И все сидят по домам. И без преград смотрят в компьютер и телефон. И без ограничений заказывают еду через деливери клаб. Фильмы качают с торрентов. Музыку слушают на саунд клауде. Общаются в мессенджерах. Свободный мир. Без преград и границ. Свободный мир, дорогая.

Автор: Студенецкий Стас
http://www.proza.ru/2015/08/29/1238