Меню

Стас Студенецкий

Микрофон, бумага, ручка, борода

Курортный роман

Когда ты пишешь песни — ничего нет хуже прокрастинации. Господи, какое же ужасное слово. Но именно это самая жесть, что может с тобой сотвориться. Именно в такие моменты хочется напиваться. Долго и бесповоротно. От пустого листка и ручки меня отвлекло оповещения.
-Привет, я завтра приеду в Новороссийск. Увидимся?
Самое неловкое сообщение от кого-либо за пару лет. 3 года назад ты увидел ее в баре, как она тебе подмигнула, когда ты уходил. Нашел ее в интернете. Бесил ее. Потом 2 года не общался. И тут — получай.
Она была из тех девушек, которые цепляли меня. Что-то в ней было такого, что никак не могло отпустить. Редкое чувство, но оно не исчезало.
-Рад буду увидеться. Может тебя забрать с вокзала?
-Да нет, меня друзья заберут.
Интересно, неужели она захотела увидеться. Неужели я ее заинтересовал?
-У тебя вообще как с работой, будет свободное время?
-Да пойдет, 12 октября отвалилось, концерт отменили, так что я в городе.
-Отлично, ребята 12 октября идут на свадьбу к друзьям. Как раз можно погулять будет.
Хм. Видимо гипотеза о заинтересованности была слишком поспешной.
-Ок, давай послезавтра как проснешься и приедешь — отпишись. Увидимся.
Наливая стакан вина, а стакан у меня пивной, я уже понимал, что это глупая ошибка. Но ты не можешь ее не прожить.

***

-Может закажем по бургеру?
-А давай.
Когда ты голодный — ты всегда едешь к еде с бешеной скоростью. Привез ее на мою любимую веранду в этом маленьком городе. Автомобильный разговор был слегка попроще.
-Знаешь, я недавно сильно изменился в плане музыки.
-В смысле?
-Ну, я вроде как еще не очень старый. Мне 27. Хоть и 30-ка уже близка, но еще дух бунтарства не прошел.
-Он никогда не пройдет.
-Знаешь, мне кажется пройдет. Ну, то есть не пройдет, а просто возраст и личный опыт начнет его забивать. Тебя не бесит, что я так часто говорю «то есть»?
-Это не режет мне слух, — она неловко улыбнулась. И я не мог оторвать от этой улыбки глаз. Эта секунда длилась очень долго в моей голове, — продолжай.
-Ах да, дух бунтарство еще не ушел. Но вот музыкальный вкус резко вырос. Начал слушать всякие мантры, мандалы. Рано под такое переться мне. Группа вот, например, называется… Эм… Ну как ее.
-Может Radiohead?
-Да нет. Coral? Нет, не они. Как же, как же, — я остановился и залип в телефон, из-за чего на меня недоуменно посмотрели, — да я ищу название группы! — она засмеялась, — как же, как же… У них такой блондинчик. Они еще по миру везде выступают. Muse? да нет. Как же. Ах вот! Coldplay!
-Аааа. Они классные. Солист — мужчина моей мечты, — я неловко ничего не ответил на это утверждение.

Приехав в мое любимое заведение, мы приятно уселись. Заказали пару бургеров. Свиной и куриный. Когда принесли напитки — разговоры продолжились.
-Тебя легко вывести из себя? — смотрела на меня такими блестящими и простыми глазами, что мне тяжело было отвлечься от ее глаз и ответить на вопрос.
-Знаешь, да. Но сейчас уже меньше. Буквально пару лет назад меня все выводило из себя. У меня в голове такое маленькое утопическое общество. Все проблемы решены и мне не ясно, почему никто не хочет в реальном мире их решать? — Зачем я цитирую Стенхоупа? Надо же показать ей настоящего себя, — а сейчас я под успокоился. Ну, то есть, вроде все просто, и я готов решить это все. Но никому оно не нужно, — иногда мне кажется, что я звучу как какой-то странный маленький мальчик.
После минутного молчания я решил продолжить узнавать ее. Зачем, правда, я это делаю? Она уедет и все закончится. Но я не мог остановиться. Ненавижу вести такие диалоги. Мне проще говорить о музыке, фильмах. Твои предпочтения в масс-культуре не дает твоего портрета так, как дают ответы на жизненно важные вопросы. А я определенно не хотел дать себя узнать.
-Почему ты пошла в эту профессию?
-Это долгая история.
-Веселая или грустная?
-Грустная.
-Можно плакать, — стряхнул воображаемую слезу, она посмотрела на меня с укором, да, неудачная шутка.

Послушав эту историю мне стало не по себе. Человек не должен проживать такие вещи. Особенно девушка. Особенно такая.

-Ты меня сегодня приятно удивил? — я не ожидал этого.
-Чем же?
-Когда я ехала в Новороссийск, я планировала с тобой увидеться.
-Кстати почему?
-Когда мы переписывались, я пообещала, что по приезду встретимся. А я всегда держу свои обещания, — в контексте нашего общения прозвучало это из рук вон странно.
-Так почему удивил?
-Я приехала сюда и ожидала встретить такого мрачного клоуна. Который поет и веселит всех, а не на сцене он грустный.
-Ты правда думаешь, что я покажу тебе себя настоящего?
-Я хочу узнать тебя настоящего.
-Я очень грустный человек. Я переживаю неимоверное количество проблем в своей голове. Но я не могу показывать это людям. Люди должны видеть меня всегда веселым. Всегда жизнерадостным. Иначе… Иначе грош мне цена, — никогда не думал, что в моей голове такие высокопарные фразы. Аж противно.
-Как-то печально, что ты не можешь открыться людям. Показать себя настоящего.

-Я недавно вспоминал наши диалоги в интернете.
-И что вспомнил?
-Да только одно. Как я сказал, что хочу тебя поцеловать. А ты сказала, что я дурак.
И опять я увидел ее прекрасную улыбку.
-Ну правда же. Мы и не виделись то толком.
-Ничего же не изменилось. Ты же прекрасно понимаешь это.
-Понимаю.

***

-Хочешь покажу одно красивое место? С красивым видом? Как раз уже стемнело.
-Давай.
Я расплатился и мы поехали на холм, которые находится при въезде. Припоркавашись мы посмотрели на город и увидели всю бухту. Всю чертову прекрасную бухту. Город весь в огнях. В такие моменты ты отрешенно смотришь только на эти недвижные огоньки.
-Иногда я приезжаю сюда с гитарой и играю. Просто для себя. А часа в 3 ночи я успокаиваюсь и слушаю. Мне кажется, что в городе только я один. Это мое владение и оно спит. И ничто не должно нарушить эту тишину.
Я видел, что она понимала. Ей нравилось стоять здесь. Но вряд ли она испытыавала то же теплое чувство, что и я. Я поцеловал ее в плечо. Она посмотрела на меня:
-Ты всегда такой?
-Ластиюсь?
-Ну да.
-Что значит всегда?
Она задумалась на короткое время.
-С девушками. Я привыкла, тебе сейчас не в укор, к другим мужчинам. Которые твердые, брутальные. А я такая кошечка. А тут почти наоборот. Часто ты ведешь себя так с девушками. Или парнями?
-Если бы я вел себя так с парнями, то меня вряд ли бы поняли в Новороссийске. Да и вообще меня мало бы кто понял, — она заулыбалась, а теперь уже я замолчал, пытаясь превратить в слова тот поток мыслей из моей головы, — мне тяжело быть таким. Я всегда твердый, брутальный, — на этом слове она усмехнулась, но я не стал придавать этому значения, — я очень ценю тех людей, с которыми я могу быть вот таким, как сейчас с тобой. Их мало было в моей жизни.

***

Мы решили погулять по набережной весь вечер. Она неловко курила, а я смотрел на ее улыбку. Как-то странно это выглядело со стороны. Подходя к машине она посмотрела мне в глаза.
-Это был замечательный день. И вечер. Спасибо тебе.
Я поцеловал ей руку, потому что не знал что ответить. Видно было, что она этого не очень жаждала.
После пары ее детских воспоминаний наши разговоры пришли к логическому завершению.
-Ты сентиментальна.
-Довольно таки. Я раньше была доброй, счастливой, замечательной. Потом после одного случая я стала вот такой как сейчас. Не подпускаю просто так людей…
-Похоже на вздор, — она с удивлением посмотрела на меня, а я взял ее за руку, — ты и сейчас такая же. Слегка сентиментальная. Что бы у тебя не случилось — вряд ли это могло так тебя изменить. Ты и так замечательная, — я подошел и поцеловал ее в лоб. Она усмехнулась, — видимо человек внутри твоей головы насмехается надо мной.
Она улыбнулась и ответила:
-Да.

К друзьям я отвозил ее в тишине. Она смотрела в салфетку и пыталась сделать из нее розочку. Я попытался заговорить, но она огрызнулась. Было неприятно видеть, что она одела иголки ежика. Вроде я ничего такого не сделал. Мы приехали, я открыл ей дверь. Она закурила.
-Что ты хочешь от меня услышать?
-Ну, например, почему ты включила панцирь и подогрызнулась?
-Я не люблю, когда мне лезут в душу.
-Да я, как бы, и не пытался лезть.
Я опирался на машину. Она стояла и курила. 3 года желания. И сейчас — вот она. Стоит передо мной. А я не решаюсь ее поцеловать.
-Когда я вижусь с человеком. Я всегда сразу знаю, останется ли он в моей жизни или нет. У меня хорошо развита интуиция и чаще всего так и происходит. Вначале я про тебя подумала — ну, нет. Потом, посмотрев на твою напористость и обаяния — я решила попробовать. Но ответ все такой же. Нет.
Я молча с легкой ухмылкой смотрел на нее.
-Может ты ответишь что-нибудь? А то это похоже на какой-то странный монолог. Тебе не приятно это слышать?
-А это важно?
-Для кого?
-Для тебя или для ситуации.
-Для ситуации… Думаю да. а для…
Я перебил ее.
-Не важно в обоих случаях. Тебе, потому что я тебя не зацепил. Ситуации — зачем это ей. Если я промолчу — твое мнение останется. Если начну качать права — ничего не изменится. Если начну уговаривать — тоже. Выяснять отношения или хамить — аналогично. Так какой смысл усложнять тебе жизнь?
Она пожала плечами. Докурив она обняла меня и сказала «Пока!».

***

Дома я решил осознать все это. Зачем я заведомо шел на провал? Неужели я настолько в нее влюбился? Или это просто из-за моей глупости. Пока я рассуждал, я автоматически схватил ручку и листок. Осознав наличие этих предметов в своих руках, я начал писать песню. Одна за одной. До самого-самого утра.
Я должен был ее поцеловать. Но этого не сделал. Видимо боль от опущенного шанса для тебя важнее самого шанса.
Ненавижу себя за это. Тебе мало 1 жизни. В своей голове ты проживаешь их сотни. И чтобы эти жизни подпитывались, ты заведомо идешь на боль в своей жизни. Расчесав те чувства с теми людьми, которых ты не достоин. Зато твой творческий потенциал никуда не денется. Пока ты готов резать свою душу ради такой однодневной влюбленности.

Автор: Студенецкий Стас

Человек, который прочитал все. Глава 1.

Это был 2001 год. Прохладный июнь. Антону было четыре. И он осознал свою странность. Этот день он не забудет никогда.

***

Утро того летнего дня началось как обычно. Антон проснулся в 9 утра и начал бегать по дому. Мама спала. Впервые в жизни Антон видел, как спит мама. Немного посапывая. Укуталась в одеяло. Лежит на спине. Три подушки под головой. До этого он думал, что родители никогда не спят.
— Мама, ты что, спишь?
Мама нехотя повернулась на бок к сыну и ответила.
— Уже нет.
— А я думал взрослые никогда не спят. Я думал только дети спят.
Мама заулыбалась и начала вставать с постели. Антон побежал в зал и включил телевизор. Для него это было немного странным — прибежать к телевизору, не поев. Но все же надо себя утром чем-то занять. Антон сел перед телевизором и включил свой любимый мультик. В нем бегало 2 странных монстра, которые все время попадали в глупые ситуации. То порвут штаны на показе одежды. То случайно приготовят в ресторане жаренное мясо без мяса. То пойдут на свидания с девушками, а до этого забудут пригласить их. И часто эти монстры говорили всякие глупости. «Это так же смешно, как ракетка для сквоша в стрингах», — звучало с экранов. Антон не знал ни что такое сквош, ни что такое стринги. Но смеялся он очень звонко. Смотря этот мультик он всегда заливался смехом. Мимо из спальни прошла мама:
— Тоша, не сиди так близко к телевизору, глаза испортишь. Сядь на креслице.
Антон скуксился и сел на кресло. Посидев так пару минут и услышав, что мама начала готовить и включила телевизор на кухне, Антон сел обратно, поближе к телевизору.
— Антоша, бегом кушать! — донеслось из кухни где-то через пол часа. Антон уже проголодался к тому времени, подскочил и побежал на кухню.
На кухне уже стояли яйцо всмятку в красивой гжельской подставке, пара гренок и шоколадные шарики в молоке. Антон взял ложку в руки и собрался разбить яйцо. Но мама его опередила:
— Почему ты не выключил телевизор?
— Я же еще пойду туда.
— Пойди выключи телевизор, — Антон нахмурился и пошел выключать телевизор. Ему было непонятно, зачем выключать телевизор. Ведь он опять будет его смотреть через 10 минут. Странные эти взрослые. Последний кадр на экране переде щелчком пульта — как главный герой бил своего друга бумажным молотком. Антон вернулся обратно и взял опять в руки ложку. Но не тут-то было.
— А ты умылся? — Антон нахмурился и промолчал. Увидев грозный взгляд мамы, он спустился со стула и пошел в ванну умываться. Он еще не один год не мог понять, почему люди чистят зубы до завтрака, а не после.
Почистив зубы и промыв глаза Антон вернулся к своему завтраку и наконец смог спокойно покушать. Мама смотрела телевизор — по нему показывали «Место встречи изменить нельзя». Мама любила этот 5-ти серийный фильм и часто его пересматривала. Наверно поэтому голос Высоцкого был эталонным для Антона, когда он общался с людьми.
До вечер день проходил как обычно. Антон собирал конструктор. Из кубиков строил домик. Смотрел мультики. Обед. Тихий час. Антон не любил тихий час. Но любил, когда мама поет ему колыбельную. Поэтому на тихий час Антон ложился всегда. И без разговоров.

***

После тихого часа Антон с мамой пошли погулять. Все было как обычно. Антон с Игорем бегали по двору и играли в пиратов. Они брали качели «на абордаж». А за «дублоны» покупали друг у друга пиратские мечи. В качестве дублонов были две однокопеечных монеты, которые Игорь и Антон нашли за последние пару недель во дворе. А в качестве мечей — две палки. Однажды они даже пытались поймать себе «попугая». Но бегать двум четырехлетним пацанам по двору за голубями в попытке их поймать — гиблое дело.
Спустя пол часа их привычной игры во двор с мамой вышла Маша. Маша была на год старше ребят. Когда Маша выходила — Игорь и Антон сразу садились на лавочку слушать Машу. Маша уже давно вовсю читала. И каждый раз, выходя к друзьям во двор, рассказывала о новой прочитанной сказке. Каждый день Антон и Игорь погружались в сказку о Маше и Медведях. Или о Красной шапочке. Они ярко это представляли и были рады, что Маша рассказывает им эти истории.
Когда Антон и мама шли домой, Антон держал маму за руку, повернулся к ней и сказал:
— Мам, я тоже хочу читать? — Мама улыбнулась.
— Хочешь читать?
— Да, хочу. Маша приходит каждый день и рассказывает нам сказки. Я тоже хочу читать сказки и рассказывать всем.
— Хорошо, Тошик, — мама была рада такому позыву сына, — Папа придет вечером и будет учить тебя читать.
Когда Антон ждал папу — он не мог найти себе места. Он лазил по шведской лестнице. Ходил по всей квартире. Смотрел в окно. Вдруг увидит, как папа идет домой. Около 8 часов, выглядывая в окно, он увидел, как папа идет с пакетом продуктов домой.

***

Когда папа пришел домой — Антон сразу подбежал к нему и обнял его. Отец отдал кулек маме и обнял Антона в ответ. Тогда Антон поднял голову наверх и сказал папе:
— А ты знаешь, чем мы сегодня будем заниматься?
— Играть в конструктор?
— Нет, — Антон сильно протянул это отрицание, — Мама сказала, что ты будешь учить меня читать.
Папа вздохнул и кивнул, в знак согласия. Антон начал прыгать от радости.
— Иди подготовь букварь.
Антон побежал в библиотеку и начал искать букварь. Пока он искал букварь он смотрел на все книги разом, и почему-то у него в голове начали появляться куча странных слов. «Трансформация», «калавера», «гуманизм», «секуляризация», «мушкетер». Антон не понимал, откуда в голове появляются эти странные слова. Он пытался не обращать на них внимание и искал букварь дальше. Когда он его нашел, он с радостью побежал к себе в комнату ждать, когда папа поест и придет его учить.
Через пол часа папа пришел в комнату к сыну.
— Ну, давай разбираться.
— Давай, папа.
— Смотри. Когда ты говоришь, ты произносишь слова. Так? — Антон кивнул, — Так вот, слова состоят из букв. И их всего у нас 33.
— 33?
— 33. Давай открывать букварь и учить буквы.
В голове у Антона появлялись буквы
— А, Б, В, Г, Д, Е, Ё, Ж, З, … — его оборвал удивленный папа.
— Так ты уже выучил весь алфавит? Молодец мой, — отец поцеловал сына в лобик. А Антон в этот момент не мог понять, откуда он все это знает.
Отец начал листать букварь и искать те страницы, где после алфавита обучают чтению.
— Давай сына. Это кто? — спросил папа, показывая на аиста.
— Аист, — ответил Антон, выхватил у папы карандаш и заполнил квадратики под аистом буквами А-И-С-Т.
— Правильно, Антош. А это к… — договорить он не успел
— Белка, — Антон заполнил корявым детским почерком квадратики под белкой, — а это воробей. А это стул. А это чайник, — Антон говорил слова и не переставая заполнял квадратики. На удивление своего отца. После 10-12 заполненных слов папа взял книгу и перевернул на страницы, где уже начинают обучать чтению.
— Давай учиться читать. Что у нас тут за буквы?
— Нина на, у Нины, Он, Она, — Антон читал без запинки. На свое удивление и радостное удивление своего отца. Антон даже не читал, слова вылетали из его головы до того момента, как он на них посмотрит. Он не понимал, что происходит.
— Сынок, так ты сам научился. Без моей помощи. Пойдем порадуем маму, — папа встал из-за стола и начал выходить из комнаты.
— Но папа, я не научился сам. Я ничего не делал.
Но папа уже не слушал. Он открыл дверь и крикнул своей жене:
— Марин, так он сам научился уже читать.
— В смысле научился? — сказала мама, выглянув из кухни.
— В прямом. Мы сейчас начали читать — а он уже все умеет. Алфавит знает. Буквы подписывает.
Мама зашла в комнату к Антон.
— Антоша, покажи маме, как ты умеешь.
После 5 минут мама заулыбалась, обняла сына и поцеловала его в щечку.
— Почему ты мне не говорил, что сам научился читать?
— Я не учился. Я сегодня впервые открыл букварь.
— А кто тебя научил?
— Никто не учил. Все появлялось в голове само собой. Как будто магия.
— Не говори глупости, — мама нахмурилась, — кто тебя научил читать?
— Мама, никто меня не учил. И я сам не учился. Оно само в голове появилось, — Антон накуксился.
— Обманывать родителей не хорошо, — грозно сказала мама, — Не выйдешь из своей комнаты, пока не скажешь правду, — мама вышла из комнаты и закрыла за собой дверь.
Антон начал плакать. Он не понимал, почему ему не верят родители. Он плакал и пытался понять, как же он научился читать так случайно. Может быть это волшебство? А может он всегда умел читать? Антон решил посмотреть комикс про Микки Мауса. Он всегда разглядывал главных героев и настроение поднималось. Когда Антон достал из под кровати комикс — он уже знал все, о чем там написано. Даже не открывая, он знал каждый диалог, каждое слово, которое там написано. Не только картинки, но и «облачка» слов.
«Может это моя волшебная сила?» — подумал Антон. Утерев слезы он вышел к родителям. И рассказал им историю, что его научили читать ребята на улице. Но он думал, что еще не умеет этого делать, поэтому попросил помочи. Антон решил, что не расскажет правду о случившимся. Потому что ему уже не верят.

***

Пока еще Антон не совсем понимал, что у него дар. Суперсила. Волшебство. В течении всей жизни Антон будет называть это по-разному. Но главная мысль останется неизменной. Всего лишь взглянув на книгу — он моментально прочтет ее. Все слова и картинки из книги, сразу окажутся в его голове. И Антон сразу полностью осознает содержание книги. Сейчас Антон этого не понимает, но через несколько лет он будет уже вовсю пользоваться этим причудливым умением.

Автор: Студенецкий Стас
http://www.proza.ru/2016/04/08/209

Уличный артист

Вечерний ветер рассекал по Елисейским полям. Не редко в это время на улице бывает так людно. Местные после работы пытаются найти ресторанчик, чтобы поужинать перед ночной прогулкой. Пара круассанов и фетучини. Можно уже хорошо погулять и лечь спать. Туристы ходят, чтобы посмотреть на мимов, фаерщиков, танцоров, художников. Кто-то вспоминает цирк из детства. Кто-то хочет увидеть что-то новое. Аборигены хотят хлеба. Иноземные — зрелищ. Молодая семья с 4-х летним сыном вышла на главную улицу Парижа, чтобы посмотреть на хваленых уличных артистов города. Маленький Виктор смотрел на циркачей разинув рот.

***

«Как красиво», — подумал Виктор, глядя на высоко парня, изрыгающего огонь изо рта, — «когда я выросту — тоже буду артистом на улице». Идя дальше парень все больше и больше дивился. Вторым стоял клоун, который смешил всех до коликов. У него большие штаны. Виктор поймал себя на мысли, что штаны, которые на нем, тоже были ему большие. Так что клоун тоже до своих дорастет, ничего страшного. Дальше шел глотатель шпаг. «Как он это делает? Я даже не смог проглотить длинную макаронину, как оно».
— Пап, а как он это делает?
— Не знаю сынок. Наверное он волшебник.
«Папа прав. Он волшебник. Папа никогда не ошибается», — подумал Виктор.
Когда семья пришла в гостиницу и папа уложил сына — Виктор все долго не мог уснуть. Он представлял, как он вырос. Ему уже 20. И он стоит на улице и развлекает людей. Вот он изрыгает огонь. А потом он танцует. А вот он уже глотает шпаги и ходит по иголкам. А все люди вокруг рады таким чудесам.
Последние слова Виктора перед сном были — «Когда вырасту — точно стану уличным артистом».

***

Смотря на изрыгателя огня, Эдгар не понимал, что в этом такого классного. Ну веселит он народу и кучу детишек. Ну и что в этом такого. Дальше шел несуразный клоун. С плохо нарисованным гримом. Потом глотатель шпаг. «У этого парня самый бесполезный «талант». Для мужчины». От такого подмеченного факта Эдгар улыбнулся. Потом заметил, что сын уставился на этого артиста.
«Что же он засмотрелся на этого шпагоглота? Нам надо идти дальше», — подумал Эдгар и решил окрикнуть сына.
— Виктор, пойдем. Нам надо идти дальше. В гостиницу надо успеть на ужин.
Всю дорогу до дома Эдгар обдумывал интерес сына. «Как могут нравятся эти артисты? Вот я бухгалтер. Я содержу семью. Зарабатываю 40 тысяч в год. Это где-то 140 евро в день. А они что? Стоят тут на Полях. Побираются. Нашли бы работу себе. Чертов глупый молодняк».
Перед сном Эдгар думал только об одном, — «Замечательно, что я не уличный артист».

***

-Люк, просыпайся. Я приготовила тебе обед.
Люк открыл глаза и увидел, как его девушка приготовила ему омлет и круассан с джемом.
Пока он ел, он обдумывал новые элементы программы. Все утро он посвятил тренировкам, а сейчас нужно расписать новые элементы для вечерней программы.
Вечером, придя на Елисейские поля, его место было уже занято фаерщиком Беном. «Его право, он первый пришел. Но ничего, я сегодня наберу аудиторию больше, чем он». Придя на соседнее место, напротив Бена, Люк начал зазывать народ. Когда народ собрался — он начал свою новую программу. И начиналось все с самого неактивного — с глотания шпаг. В этот момент рядом стоял ребенок и с горящими глазами смотрел на Люка. Люку было приятно и он с большим энтузиазмом показывал этот скучный, по его мнению, номер. Дальше программа шла своим чередом.
После 30-ти минутного представления, Люк протянул шляпу и люди стали поощрять его. Кто-то 1 евро. Кто-то мелочью. Кто-то десяткой. Даже поцелую от девушек, вместо денег, он был рад.
Получив деньги от зрителей, Люк собрал вещи и пошел в другой конец улицы, чтобы повторить свою программу.
Придя домой, Люк положил на стол деньги, которые заработал. И написал записку своей даме сердца. «Вот заработанные 380 евро. Купи завтра себе что-нибудь. Люблю. Малыш Люк».
Когда Люк лег в кровать, он обнял свою девушку. Он всегда мечтал быть фокусником, но надо было содержать семью. Последнее, что пришло в голову Люку перед тем, как он заснул, — «Как странно, что я, все же, стал уличным артистом».

Автор: Студенецкий Стас
http://www.proza.ru/2016/04/07/136

Социопат

-Я тебя ненавижу, — Анна кричала и собирала вещи. Кричала как ненормальная. Не думал, что ее ультразвук может заглушить мой телевизор, — зачем я решила быть с тобой. Ты же ничтожество! Урод!
Сегодняшний день отличался от предыдущих. И не потому что эта истеричка решила со мной порвать. Видите ли, она узнала, что я ей изменяю. И это ее ранило. Что за глупость. Ранило. День особенный, потому что на часах было уже 3 часа дня. А в 7 будет последний в жизни матч Караича — великого футболиста, двукратного Чемпиона Европы.

И тут понеслись воспоминания о моем детстве. Как я и отец ходили на его матчи, когда его карьера только началась. Смотрели, отец был счастлив. Он-то думал, что учит сына чему-то. Только сыну было плевать. С детства я не чувствовал доброты и любви. Мне было интересно наблюдать, как чужие эмоции меняются. Но именно на первом матче Караича я осознал. Что особенно прекрасны — негатив, боль и печаль. Когда мы с отцом сидели на стадионе. И наша команда проиграла в том матче — Это было 8 поражение к ряду. Весь стадион просто кричал и букал на команду. А я питался этой ненавистью. Какое же прекрасное было время.

А теперь мне 32. И еще одна тупая баба не выдержала моих манипуляций с ее агрессией. Что с ними не так?

Но этот день, конец карьеры Караича. Он вызывал у меня. Не знаю. Возможно это печаль. Или что-то похожее. Наверно это логично. Что я впервые в жизни чувствую грусть. Не когда родители умерли. Не когда меня выгнали из института. А именно сейчас. Когда я увидел Караича — я почувствовал радость от боли людей. И сейчас я почувствую печаль. Возможно потому, что кончается эпоха.
Раздался звонок. Это была Инна. Она кричала не умолкая. Запомнились только якоря «Козел!», «Изменил», «Ты же говорил!». Видимо, она узнала про Аню. Или Юлю. Не понятно, да и мне не важны подробности. Послушав молча и посмеясь от души у себя в голове, я положил трубку спустя 2 минуты. Уже 6 — надо пойти приготовить поесть.

Кто-то получает удовольствие от готовки. Интересно как это? Хотя один раз это принесло мне долю позитива. Когда Аня. Или это была Юля? Неважно на самом деле. Когда она готовила яичницу и психовала, что скорлупа влетает в сковородку. А потом она обожгла палец. Это была умора — смотреть, как она бесится.

Уже пол 7, я включил телевизор — идет разминка. Чипсы насыпаны в вазу. Пиво стоит в мини холодильнике у дивана. Можно доставать тетрадь. Тетрадь — самое важный предмет в моей жизни. В нем я записываю, какой человеческий негатив вызвал у меня позитивные эмоции. И четыре колонки. В первой — кто попал впросак. Вторая — ситуация, в которой оказался человек. Третья колонка уже интересней. Сколько негатива вызвала ситуация у человека. И закрывающий столбец — сколько радости вызвало у меня. Третий и четвертый столбец в звездочках. 1 — очень слабо. 5 — максимум из максимума. Когда открываю — всегда залипаю на первую страницу. Корявым почерком написан первый отклик. Болельщики, на Стадионе Антонов команда проиграла 8 раз подряд, 5 звездочек, 5 звездочек. Вместо цифр я в детстве рисовал звездочки, думал так более стильно. Прошло столько лет, а я до сих пор рисую звездочки. Мастер инфантильности.

А вот и начался матч. Знаете, футбол не так интересен, как негодование. Тетрадь открыта, ручка наготове.

Матч закончился, Караич идет на круг почета по стадиону, все ему аплодируют. А я зол. И немного грущу. Зол — потому что не было ни одного негодования. Матч был милый и добрый до безобразия. А грущу — потому что, наверно, и правда. Закончилась эпоха. Грусть — только сегодня. А завтра все начнем сначала. Надо позвонить Юли. И найти еще одну. Надо же продолжать свою тетрадь

Автор: Студенецкий Стас
http://www.proza.ru/2016/04/06/157

Стакан воды

Стакан кофе и утренний свет в окно. Что может быть лучше, чем в этот момент почитать статьи разных блогеров.
Игнат Артемьев написал что-то новое. Надо прочитать.
— Дорогой, я себя плохо чувствую, так что сегодня останусь дома.
— Хорошо, милая, — вот черт, опять я не посижу дома один и не расслаблюсь.
Надеюсь Игнат что-то хорошее пишет. Два поста новых. Неожиданно. Чаще он один в день пишет, а тут два за утро. Почитаем первый:
«Никогда не думаешь о важности незаметных вещей.
Например, стакан воды. Стакан воды — самый необычный предмет. С ним можно сделать свою жизнь лучше. А может хуже. Он покажет весь спектр человеческих эмоций. И передаст множество мыслей человека.
Ты выступаешь на сцене. И доносишь людям свои мысли. Будь ты певец. Комедиант. Преподаватель или политик. И вокруг на тебя смотрят сотни глаз. А твой рот пересох. И тебе тяжело рассказывать им что-то. Тяжело вкладывать крупицы своих идей в их головы. Всего лишь стакан воды. И ты уже полон сил продолжать свой рассказ.
Ты много пьешь. Кто-то заедает водку бутербродом. Кто-то текилу заедает огурцом. А тебе нужен всего стакан воды. И уже будет полегче.
Пришла в ресторан с кавалером. И мужчина оскорбил тебя. Всего лишь один стакан воды на его рубашке и лице может показать всю полноту твоего недовольства. Твоей злости. Всего лишь один перелитый стакан воды.
Твоя девушка болеет. Не может встать с кровати. И всего лишь один принесенный стакан воды покажет ей твою заботу и твою любовь.
Положить палец спящего соседа по лагерю в стакан воды. И ты унизишь и оскорбишь его. И сам станешь низким человеком. Всего лишь стакан воды может так изменить все.
Стакан воды по пробуждению поможет твоему желудку.
Поставить стакан с водой около кровати на ночь. Поможет тебе не усложнять ночь.
В Африке всего один стакан воды может сделать счастливым малого ребенка. А иногда человек настолько обезвожен, этот стакан спасет жизнь. И всего один не отданный стакан умирающему показывает твою ненависть к человечеству.
Один стакан воды. Это так много и так мало одновременно. Если для тебя стакан воды ничего не значит, то для кого-то это целая жизнь. Если сейчас ты не вложил в него эмоции, то завтра стакан с водой может обозначить и любовь, и ненависть, и заботу.
Никогда не знаешь, что ожидать от маленькой, повседневной вещи. И никогда не надо упускать эти важные мелочи».
Интересная мысль. Надо следить за мелочами, которые ты делаешь. Игнат верные вещи говорит.
— Милый, свари, пожалуйста, кофе. Я очень плохо себя чувствую — вставать тяжело.
— Ань, я сейчас занят. Собираться скоро уже и на работу. Сделаешь сама?
Опять Аня просит меня сделать то, что сама может. Ладно, посмотрим, что же Игнат написал во втором посте.

Автор: Студенецкий Стас
http://www.proza.ru/2016/03/31/271

Зал суда

«Где-то в горячем штате Техас. 108 градусов по Фаренгейту.
Мне было 4.
Я услышал, как в соседней комнате ругаются мои родители. Интересно почему.
— Опять идешь на свои заседания? А как же твой сын? Ему нужен отец.
— Дорогая, это мое хобби. Мне нравится смотреть, как сажают плохих парней.
— А сыну нравится, когда его папа с ним играет!
Я открыл дверь и вбежал в комнату
— Папа, а куда ты уходишь?
— В суд, Тимми.
— А что ты там будешь делать? Сажать плохих парней?
Папа потрепал меня по голове.
— Нет, глупенький. Я просто посмотрю, как это делают хорошие дяди.
— Расскажешь вечером, как это было?
— Да, конечно, расскажу.
Папа поцеловал меня в лоб, надел панаму и вышел из дома. Мать вздохнула и пошла готовить мне завтрак. Это был среднестатистический день. Ничего выдающегося.

Когда мне было 12 — я часто смотрел сериалы про суды. Хоть папа и тратил много времени на свое увлечение, в деньгах обильно мы не нуждались. Мать была преподавателем в университете. Она неплохо зарабатывала дополнительными занятиями со студентами. А папа по вечерам писал тексты и продавал их в разные газеты. Голодать не приходилось. Иногда папа приходил уставший домой. А я задавал ему вопросы по поводу судов.
— Папа. А вот раньше бандиты ходили в полосатом, когда их поймают. Это правда?
— Да сынок, правда, — папа всегда отвечал на вопросы с банкой пива в руке.
— Папа, а вот в серале показали, что сейчас бандиты ходят в оранжевом на суд. А почему теперь так? Изменилась мода среди бандитов? — Только сейчас я понял, как это глупо звучит.
— Нет, просто если преступники сбегут — их легко можно будет найти среди толпы. Это яркий, бросающийся в глаза цвет. Ну, еще и мода тоже, конечно, — папа всегда любил слегка шуткануть.

Когда мне исполнилось 18 — я уже вовсю читал Джона Гришэма. И приходя домой со слушаний — папа сам, иногда, задавал мне вопросы.
— Сынок, а ты не в курсе, почему они вечно рисуют в преступников в зале суда? Не проще ли сфотографировать?
— Проще, но нельзя. В зале суда запрещена фото и видео съемка.
— Как-то это глупо.
— Не очень. Бандиты могут передать знак на волю. Например сделать тату в виде какого-то тайного сигнала. Или карты. Нельзя этого делать.
— Хм. Может ты и прав.

Сейчас мне 21. И я решил поступать на факультет юриспруденции. Мое желание никак не могло быть другим. Оно привито ко мне с детства».

Хорошее письмо для вступительной комиссии. Каким же я был амбициозным. Верил в успех. Жалко, я не знал, что стану разбирать бумаги в суде. Не все всегда складывается так, как ты хочешь.
Я смял бумагу и выкинул ее в мусорку. Пусть это письмо лежит там же, где и мои мечты

Автор: Студенецкий Стас
http://www.proza.ru/2016/03/30/200

Две симки

— Мессенджеры;
— Эмоджи;
— Чекинится;
— Фоловится;
— Лайкать.
Господи, сколько странных слов! Люди, Вы разучились говорить нормально?
Когда-то мы носили Сименсы. Сорок пятый. Пятьдесят пятый. Шестьдесят пятый. Передавали игры по блютус. И это было самое странное слово в нашем лексиконе. Как же давно были эти времена, без постоянного онлайна.
— А ты видел новую музыку на Гугл Мьюзик?
— Скачал себе сегодня новое приложение на ЭппСторе.
Телефон — главный якорь сегодняшнего мира. Ты тратишь на него свои деньги. Свое время. И его без тебя не существует. Телефон не может нормально существовать без хозяина. Не ты владеешь им, а он тобой. 10 лет назад — никаких интернет-магазинов для телефонов. Телефон использовали для звонков.
— Новый Айфон! Всего за 52 тысячи!
— Купите флагман от Самсунг. От 48 тысяч рублей за телефон!
— 2 сим карты;
— В рассрочку;
— Без процентов;
— Будь модным, купи новый телефон за …
Как же меня достала реклама этих мини-телевизоров. Ну и что, что я не модный. Ну и что, что не Айфон и не Самсунг. Нет рассрочки. Да и не плачу проценты. А 2 сим карты у меня в двух звонилках. Телефон за 2 тысячи мог позволить себе не каждый. А теперь у каждого телефон за 40.
— Ты можешь фотографировать;
— Звонить;
— Отправлять сообщение;
— Поможет заниматься спортом;
— Покажет, где магазины, кафе, бары;
— Узнаете, как объехать пробки;
— Смотрите фильмы.
Фото и видео? Я живу этим моментом. Зачем пересматривать, когда можно проживать. Раньше мы фотографировали только на родительские мыльницы. Заниматься спортом? Тут помогут ноги. Ничто никогда не радует так, как побегать по полю и погонять мяч. Магазины? Да я и так хожу в одни и те же. А бары — в них я вообще не бываю. Хотя… было бы полезно узнавать, как пробки объехать. Раньше, чтобы это узнать — мы забирались на крыши и смотрели. Или ехали наугад. Да и в маршрутке фильмы посмотреть неплохо. А то все «телевизор», да «монитор».
Может, все же, купить? Все равно я в магазине
— Сколько, говорите, стоит?

Автор: Студенецкий Стас
http://www.proza.ru/2016/03/29/162

Кошка

«А не слишком сильно я ему вломил? Он, вроде, не двигался. На тренировках от таких ударов, люди быстро поднимались. А этот упал и лежит. Да если и отключился — сам виноват. Не стоило пытаться телефон отнять. А вдруг он умер? Или заслужил. Это же была самозащита».
Три часа ночи, размышления Олега заходили в тупик. То ли он просто вырубил это дикого гопника. То ли случайно убил. Кто мог ожидать, что около банка до него может докопаться какой-то урод. Может быть, Олег и был низкого роста и не выглядел атлетом. Но 7 лет кикбоксинга дают о себе знать. Жаль, что кроме тренировки, такие удары нигде не отрабатывались. Мысли пролетали в голове, как пули из автомата, пока он ехал 95 км/ч по дорогам города и вспотевшими руками держал руль.
«Может быть вызвать скорую? Да он не заслуживает скорую. Козел. А вдруг он там умирает. Меня же посадят тогда. Что ж делать. Твою ж ….»
Договорить Олег не успел. На пустую дорога, даже не глядя на рассекающую воздух машину, выбежала кошка. Олег был уже так близко. И даже на такой скорости успел рассмотреть ее. Белая кошка. С черным ухом и черным большим пятном на спинке. И Олег уже были в метре от нее. Тормозить он не успевает. И задавить не хочет. Поэтому, в ожидании чуда, он решил вильнуть вправо. Он хотел, чтобы кошка оказалась между левым и правым колесом. Олег так уже не раз делал. Надеялся, что кошка не отпрыгнет назад, начав перебегать.
Но кошка отпрыгнула.
Машина подскочила, как на кочке. Сначала один раз. Это было переднее правое колесо. И тут началась длинная пауза. Как будто время остановилось. Олег очень испугался. За себя. За эту кошку. Он никогда особо не любил животных. Но задавить кошку — этого он хотел меньше всего. Затем подскочило заднее правое колесо.
У Олега закружилась голова, но скорости он не сбросил. С испугом он посмотрел в зеркало заднего вида и увидел кошку, которая скачками прыгает к концу дороги. Возможно он ее только оглушил. А возможно сломал что-то. Олег не знал, но он не остановился. Он ехал дальше и все мысли до самого дома были только о кошке.
Умываясь в ванной у зеркала Олег видел не свое отражение, а прыгающую кошку. До сих пор он надеялся, что с кошкой все хорошо. И не было никаких мыслей о том парне, который хотел отобрать телефон.
Когда Олег лег в кровать — он думал о том, почему же у него никогда не было кошки. Последняя мысль Олега перед сном была вполне проста: иногда животных жалко больше, чем некоторых людей.

Автор: Студенецкий Стас
http://www.proza.ru/2016/03/28/238

С чайной плантации

Шри-Ланка. Цейлон. 25-летний собиратель чая только сдал смену. Единственное, что помогает ему отдохнуть — шум воды на побережье. Именно сюда он приходит каждый день после работы. В руках вкусный фрукт. Вечер прекрасен.
Шри-Ланка. Цейлон. К 25-летнему собирателю чая подсаживается его друг. 30-летний сортировщик чая. Мелкий лист, крупный лист, средний лист. Все это надо расфасовать вручную.
— Как прошла вечерняя смена?
— Лучше, чем обычно. Дай укусить.
Собиратель протянул фрукт. После укуса фасовщик спросил:
— И ты каждый день тут сидишь?
— Да. Каждый день. После работы. Сижу, и думаю уехать с этого острова.
— Куда ты размечтался уехать?
— Куда угодно. И это не мечты. Я уеду. Буду богат. Ходить по личной ферме пешком. Не думать о деньгах. Это же прекрасно.
— Согласен. Замечательно просто. А кем работал твой отец?
— Всю жизнь собирал чай.
— А дед?
— Тоже
— Так получается, ты потомственный собиратель чая? — фасовщик усмехнулся, — А ты не думал, что выше головы не прыгнешь?
— Не думал. Моя голова, все-таки, повыше. Я тут недолго буду работать.
— И сколько же?
— Накоплю на отъезд и свалю. А ты так и планируешь оставаться и работать за гроши расфасовщиком?
— А мне много и не надо. Чтобы жена и дети улыбались. Да и я кушал. Работа не пыльная. Не боюсь я тут остаться.
— Как знаешь. А я вот свалю отсюда.
— Фантазер.
— Да пошел ты.
— Куда кстати сегодняшняя зарплата ушла?
— Покушал. Да хозяину бунгало отдал. Осталась тут чуть-чуть.
— А зачем ты тут вообще работаешь? Если ты хочешь уехать.
— Чтобы заработать денег на отъезд. Не уезжать же с пустыми руками.
Шри-Ланка. Цейлон. К 25-летний собиратель чая и 30-летний сортировщик чая сидят на побережье. И у обоих свои мечты.

Автор: Студенецкий Стас
http://www.proza.ru/2016/03/27/153

Последняя сигарета

Антон, Толик и Витя — три лучших друга. И они часто отмечали достижения друг друга. Именно под таким предлогом Толик смог договориться со своей девушкой сдвинуть отъезд в Санкт-Петербург на один день вперед.
Витя принес три дачных стула. Толик пообещал вино. А Антон немного орешков. Которые, как и ожидалось, он забыл.
8 вечера. Три друга. Закат. Выпивка.
— Чертовски хорошее вино. Что это?
— Из Чили привез. Не знаю ни год, ни сорт. Но стоило оно прилично.
— Есть немного странности в этом.
— И что же?
— То, что три взрослых мужика пьют вино на крыше. Во время заката. И даже сигареты во рту не спасают.
— Не хватает только взяться за ручки и спеть песню из «Титаника».
— Что правда-то правда.
— Кстати Витя, поздравляю тебя с новой работой. Ты теперь будешь модным парнем в пиджаке. Переедешь в Питер. Будешь зарабатывать деньги. Первый из нас выбился в люди, — Толик сделал глоток из бутылки вина, -Эй, Вить, почему ты молчишь?
Витя сидел на краю крыши и держал не зажженную сигарету.
— Чуваки, это моя последняя сигарета.
— Не парься, у Толика еще осталось пол пачки.
— Да нет, Артем. Я бросаю.
Артем и Толик переглянулись.
— Что это вдруг? — спросил Толик.
— Помните какими мы были в университете?
— Красивым, это уж точно.
— Да я о другом. Постоянно тусили. Зависали на вписках. Работали на всякой лаже.
— Хорошие были времена.
Витя нахмуренно посмотрел на Артема. Затем взгляд чуть расслабился, он полез в карман за спичками и продолжил говорить:
— Сейчас у меня новая работа. Новая девушка. Я переезжаю из этого города. Начинается новый этап в моей жизни. Мне кажется, самое сложное в этом — поставить точку. Финальную. Жирную. Запоминающуюся. И вот, я стою на этой долбаной крыше. У меня в руках последняя сигарета, — в глазах у Вити была ностальгическая грусть, — может вот она. Точка. Вспоминая эту сигарету я буду вспоминать. Кем я был до нее и кем я стану после. Нужно просто выкурить и осмыслить этот момент.
Во время своей речи он крутил в пальцах коробок спичек.
— Ты же никогда не был за здоровый образ жизни, — Толик фыркнул.
— Да я и не за здоровый образ жизни. Просто. Я хочу, ну не знаю, лучик света, что ли.
— Может тебе налить? А то тебя куда-то не туда понесло?
— Да, Артем. Может и понесло.
Витя зажег спичку и медленно поднес ее к сигарете во рту. Зажег сигарету и затянулся. Человек редко пытается прочувствовать каждый затяг. В голове Вити все кружилась мысль. Это был тот самый случай. Случай, который делит твою жизнь. На жизнь до — расхлябанную, нелогичную, пущенную на самотек. От жизни после — счастливой и полной надежд. Лучше бы так и было.

Автор: Студенецкий Стас
http://www.proza.ru/2016/03/26/217