Site Loader

Пролог.

«Опять вывалился», — подумал я, засунув снова перстень на цепочке себе под майку.
В баре все было как обычно. Несколько красоток стояли у стойки. По коротким юбкам было понятно, что мужика не было уже давно, а по количеству выпитого алкоголя было ясно, что знакомились с ними только страшные мужики. Иначе они бы не сидели еще тут.
Бетси снова ходила в чулках в сеточку и искала нового клиента. А учитывая ее расценки — видимо сегодня был очень бичевый день.
Подойдя к бару я положил локоть на стойку и повернулся к одной из куриц. Светленькая, розовощекая и молодая. Как мне нравится.

— Кентакского бурбона, один лед — я обратился к бармену, глядя на будущую знакомую.

Бармен бросил в рокс булыжник, размером с Монтану, но тот даже не провалился в стакан. Разозлившись, он разбил кулаком лед надвое. Один кусок кинул в рокс и и наполнил стакан до краев. А второй выбросил в раковину. Блондинка напротив внимательно рассматривала меня. Пыталась вспомнить.

— Ты наверно не поняла, но я Джим Долт. Который с гитарой, — блондинка открыла рот от удивления, — Для друзей и любовниц Джими. А ты кто?
— Агата, — засмущалась она, — меня зовут Агата, — она решила отодвинуть 4-ый бокал, как бы намекая на продолжение сиесты. Я выпил стакан залпом и обратился к бармену.
— Ган, повтори нам обоим, — Ган поставил ей водку с тоником и долил мой стакан, — Бутылку оставь, я ее заберу. И запиши нас обоих на меня, — я опять повернулся к Агате, — Я раньше тебя тут не видел, Агата. Откуда ты?
— Я переехала сюда 3 недели назад. Вот, впервые вырвалась из дома на отдых, — видно было ее смущение от разговора с такой звездой, как я.
— Ты куришь?
— Нет.
— А зря, — достал из кармана сигарету и закурил, — Ты слушаешь мою музыку?
— Я была твоей фанаткой несколько лет.
— Что значит была?
— Твоя музыка стала жещще… Тексты потеряли тот смысл, что раньше, — в ее глазах я видел расстройство. То ли во мне, то ли в том, что она решила сказать мне правду.

Заставляет задуматься. Передо мной стоит стакан с паршивым бурбоном. Рядом сидит разочарованная девушка. А за соседним столиком сидит барная проститутка. Мог ли я 5 лет назад подумать, что я сольюсь в это дно, наполненное человеческими аналогами этой чертовы рыбы, что с лампочкой на усике. Страшные и думают, что в голове отличная идея у них.

— Не все идеальны, Агата, — я взял бутылку в руки, — уверен и ты не идеальна. Сегодня у меня мы это узнаем.

——

Агата нежно гладила грудь Джима. В колонках играли Sex Pistols. Комната была пропитана дымом и перегаром. Луна не могла даже маленько осветить комнату через грязное окно. Джим встал с кровати, прохрустел половину косточек на своем теле и подошел к своей гитаре. Сев с гитарой обратно на кровать — он начал играть самую любимую свою песню — песню. О природе и о людях, которые не могут радоваться каждой нотке чуда в ней.

— Наверно это то, что ты будешь рассказывать своим подругам.
— Думаешь стоит?
— Думаю нет. Люди в нашей жизни — как песок. Все, что они могут, это залезть к тебе в трусы и доставлять тебе неудобства. А потом они выпадут оттуда, осадок останется, но их уже не будет. Не рассказывать же о всех подругам.
— Возможно, — заигрывающе сказала Агата, — что это за кольцо на твоей цепочке?
— Это? — Джими дотронулся до серебряной печатки с квадратным ониксом посередине, — Это досталось мне от старого друга. В память о былых временах.

Глава 1.

«Чертов 21 век. Ненавижу. В наше время достаточно было дать денег Mtv и наш клип будут крутить круглый год», раздался звонок, «Черт, кто же звонит в 11 вечера?»

— Алло
— Вечер добрый, это Роберт Пейд?
— Смотря кто интересуется
— Меня зовут Рой МакГенли. Вы мне звонили вчера по поводу рекламы Джими Долта и его группы в интернете.
— Ах да, помню. Вы обещали рассказать сколько это будет стоить.
— Да. Роберт, понимаете, ситуация здесь, так сказать, острая. Джими испортил свой имидж. Он безуспешно лечился от алкоголизма. Он подрался со своим же барабанщиком. Избил фаната. Музыка его не такая, как прежде. Сейчас было бы проще раскрутить новую творческую единицу, чем обелить репутацию Джима.
— Я не просил рассказывать мне его недостатки. Я просил сказать сколько это обойдется, — как же действуют на нервы люди, которые учат как жить.
— Если мы возьмем основной удар по социальным сетям — myspace, facebook и last.fm, то это обойдется где-то тысяч в 200-250
— 250? — давно я не был так зол, — 250?! За 250 я куплю новый остров себе и останутся деньги на раскрутку чертова Долта! Ты рехнулся головой что ли, чертов олух? Дурака нашел?
— Я думаю не лучший вариант сейчас гру…

Телефон оказался в стенке. Гребаный Джими. Все что требовалось от него — спокойно писать какие-нить песенки, пить дома и держать себя в руках. Пока капают наши денежки. Но нет же, ему захотелось огня!
Надо проверить почту. 3 новых письма. «Зарабатывай 5000$ в неделю», летя в спам я подумал, что мне бы эти деньги не помешали. «Просрочка по кредиту» — замечательное окончание дня. Третье письмо было от жены «Бобби, когда прилетишь домой — купи дочке пластинку Нирваны, переходный возраст, она тащится от этой мути. Хорошо хоть, что твоего Долта не слушает». Даже жена ненавидит мою работу. Надо было идти по стопам отца и стать юристом.
Все прутся по Нирване, хотя ничего особенного не было в Курте Кобейне. Почитать может про него? Что там интересного произошло с ним?
Накачался и выстрелил себе в голову с ружья. Идиот. Тебе всего 27. Каждая вторая школьница писается от тебя. Твои диски продавались бы еще годами. Как можно быть таким остолопом и потерять столько бабла. Если бы мне предложили столько денег — я бы встал на колени не раздумывая.
Хотя, наверно это было правильное решение. Написал лучшую музыку, на которую был способен. Лучше никогда не смог бы. Достиг пика своего творчества. Деньги. Слава. И понял, что мир слишком сер, чтобы даже такой человек смог увидеть радугу. Нет ничего прекрасного в этом мире. И ни деньги, ни сотни женщин не делают его лучше. И единственный выход — уйти на пике.
Ушел в 27. Пополнив коллекцию «Клуба 27». Помню помню. Хендрикс, Джаплин, Моррисон, тот же Кобейн. Вайнхаус и остальные уставшие от жизни личности.

На балконе Боб выкуривал одну сигарету за другой и размышлял о том, как за дешево раскрутить Долта. И параллельно думал о тех крутых музыкантах из «Клуба 27». Последняя мысль перед тем, как Боба осенило была усмешка «Вот бы Джими было 27». Сигарета полетела с балкона вниз, а Боб вышел вон из квартиры.

Глава 2.

— Рик, у тебя есть сигареты?
— Нет, Пенни. Я не курю. Я сотый раз тебе это объясняю.
— Вместо занудства лучше бы хоть раз купил для меня пачку, — чертов скупердяй, — тогда давай начнем съемки. Ты готов?
— Всегда готов, крошка
— Еще раз меня так назовешь — я прожгу тебе сердце! — Резина на наушнике разбухла. Тяжело его вставить в ухо. Ура, я смогла, — Поехали! Три. Два. Один. Добрый вечер, меня зовут Пенелопа Бед и я сейчас нахожусь около дома скандально известного музыканта Джими Долта. Как стало известно несколько часов назад — он застрелен у себя дома. Полиция сообщает, что скорее всего это было самоубийство, но расследование еще ведется. Напомним, что Джими Долт — солист и гитарист известной по всей стране группы «Долты». К сожалению, карьера Джима пошла на спад. 3 года назад Долт в состоянии алкогольного опьянения избил после концерта фаната, который хотел взять автограф. После этого «Долты» выпустили 2 альбома, которые были холодно приняты слушателями и критиками. Стоп!
— Хорошо начала, Пенни. Дальше вставим нарезки из концертов Долта. Теперь надо найти этого продюсера. Как его зовут хоть?
— Роберт Пейд, — с каким тупицей приходится работать, — Он сидит в доме в гостиной. Общается с родственниками. Пойди позови, а я пока стрельну сигарету.

Пока Рик бегал за Пейдом, я нашла, у кого можно закурить из проходящих мимо зевак.
Когда Рик и Пейд пришли, я как раз докурила

— Добрый день, мистер Пейд
— Пожалуйста, называется меня Бобби
— Ладно. Бобби, — выбросив окурок на асфальт я подумала, что ему нет дела до произошедшего, слишком уж он был спокоен, — я сочувствую Вашей потере. Но нам надо доснять репортаж. Вы готовы к интервью?
— Да, готов.
— Бери камеру, Рик, и давай за дело. Готов?
— Готов
— Три. Два. Один. Начали! Сейчас мы берем интервью у бывшего продюсера Джими Долта — Роберта Пейда. Доброе утро, Роберт.
— Доброе, Пенелопа. Хотя добрым его можно назвать с натяжкой.
— Роберт, полиция говорит, что скорее всего это было самоубийство. Не замечали ли Вы в поведении Джима чего-нибудь необычного? Может быть депрессию, злость или что-то случилось?
— Нет, Пенелопа. Все было хорошо. Джим как раз готов тексты для нового альбома, который планировался начать записываться через несколько месяцев.
— Как группа отреагировала на смерть Джима?
— Я скажу от себя в частности и от всей группы в целом. Мы скорбим и приносим свои соболезнования родителям и друзьям Джима. Мы его никогда не забудем. Он навсегда останется сердцем этой группы. Поговорив несколько минут назад с другими участниками группы мы решили, что мы все-таки запишем последний альбом. Он будет посвящен Джими и часть денег от его продажи будет передана его родителям. Это будет заключительный альбом с не выпущенными текстами и музыкой авторства Джима. И на этом группа закончит свое существование.
— Спасибо, Роберт за это короткое интервью. С Вами была Пенелопа Бед. Для канала CNT. Стоп.

Какую же чушь нес этот урод. Заработать деньги на погибшем человеке.

— Спасибо Вам, Бобби. Возможно канал захочет снять еще одно полноценное интервью. В студии. Мы с Вами свяжемся.
— Пожалуйста, Пенни, — он удалился обратно в дом
— Как ты думаешь, этот кусок говна хоть немного переживает о смерти Долта или он думает о том, как набить свои карманы?
— Знаешь, что я думаю Пенни? Что нам нужно поехать и немного выпить
— Я за.


Попивая в любимом баре Пенни все думала, что смерть Долта была очень нелогичной. Люди, идущие по пути саморазрушения хотят жить чаще, чем участники «счастливых семей». К Рику подошла проститутка и попыталась закрутить с ним Роман, но Рик отшил ее и дальше рассказывал Пенни про своих родственников. Пенни не слушая его смотрела телевизор. На нем крутили ее репортаж о Джиме Долте.

— Я вчера наливал этому парню. Он был тут постоянный гость. Не думал, что у него было все плохо. А до этого приходила какая-то фифа и плакала, что вчера спала с ним и влюбилась по уши. Странно это все.

Эти слова бармена еще больше ставили Пенни в тупик.

Глава 3.

Весь день телик пестрит одним и тем же «Смерть Джима Долт», «Джим Долт покончил с собой», «Суицид Долта поставил всю рокерскую тусовку на уши». Глупые люди. Я открыл чемодан и укладывал в него майки и джинсы.

— Привет, Джим, — я подскочил от удивления
— Ты меня напугал, Боб. Я не хочу теперь носить имя мертвеца! — Я подошел к шкафу и достал обувь.
— Ах да, теперь по новым документам ты Бил Кавэ. Собираешь вещи?
— Конечно, черт побери. Я не хочу, чтобы в этом городе меня увидели, да и вообще где-либо, где меня могут знать. Куда ты купил мне билеты?
— Практически на курорт, мой друг. На Кубе ты будешь никому не нужен.
— Отлично. Сигареты и Ром. Что еще нужно, — я кинул обувь в чемодан и закрыл его, — одежда собрана. Теперь надо собрать необходимые предметы обихода, — я открыл комод и достал деньги, пистолет, патроны, одеколон и пачку документов на дом, — как тебе пришла идея меня фиктивно убить?
— Не важно, как. Важно, что денег будет заработано очень много! Твой альбом «после смерти» будет продаваться сотнями тысяч экземпляров. Я уже молчу про переиздание старых альбомов. Сегодня мне позвонили из одной конторы. Они хотят снять документальный фильм про тебя. Жаль, что ты не «умер» в 27. Тогда бы ты стал еще знаменитее.

Я положил все, кроме пистолет в барсетку. Такие вещи всегда надо держать при себе. Взял пистолет и решил сразу его зарядить, чтобы не ездить с коробкой патронов.

— Клуб 27 и все такое? Это же прекрасно, Боб. Заработать кучу денег- это отлично. Только у меня к тебе два вопроса, — я зарядил пистолет патрон за патроном и положил пистолет на стол, а сам пошел опять к комоду чтобы достать свой талисман — перстень на цепочке, — где ты нашел труп, похожий на меня и как ты будешь пересылать мне мою часть денег?
— Труп было найти не сложно. Я позвонил своему знакомому. Он работает в морге со времен, когда смерть от героина в клубе была трендом. Хватило 100 баксов, чтобы найти худого парня с дыркой в лице. Лицо обезображено и тебя даже мать не узнает. Как Курт Кобейн, но зато сработало. Резонанс пошел
— А деньги?
— С деньгами все проще, у меня есть карта. И все операции насчет «Долта» будет проходить только через нее, — Боб медленно подошел к окну, — но есть небольшая проблема. Чтобы наш план сработал — необходимо, чтобы ты исчез. Чтобы ты не возвращался. И никто тебя не мог узнать. Или найти. Или даже случайно догадаться, что ты жив. Иначе последуют вопросы, судебные иски. А вряд ли это пойдет на пользу тебе и, тем более, мне, — Я держал цепочку в руках, смотрел на нее и слушал Боба сквозь свои мысли. Боб все стоял около окна и разглядывал пустую ночную улицу.
— Что ты имеешь в виду? — спросил я, подходя к минибару. Взяв свободной рукой Джими Бина, я выпил пару глотков. Телевизор показывал еще один репортаж про мой суицид. На моем столе ничего не лежало.

В тишине прозвучал звук спущенного курка.

На дверях висел 2 желтых лент с надписью «Ведется расследование». Не было ни души.
В комнате шла борьба.
2 пары глаз. Одна пара горела продажностью и алчностью. Другая кричала от боли, предательства и не понимания.
Только внезапный звук выстрела разрезал безмолвие улицы. На пол упала цепочка. И несколько секунд спустя упало тело. Еще мгновение — и снова тишина заполнила воздух.

Эпилог.

Какой вкусный Ром. Надо попробовать сигары. Иначе я себя не прощу. Местные новости показывали о новых выходках Кастро. И лишь в конце вечерних новостей показали 30-и секундный ролик о каком-то бедном музыканте из Штатов — Джиме Долте.
Новая жизнь. Новые возможности. Может теперь все будет хорошо?
Правда бессонница портит все. Это худшее лекарство от похмелья.
Что это за красивая мадам сидит одна за тем столиком? Надо подойти познакомиться.

— Добрый вечер, мадам, можно узнать что Вы пьете?
— Конечно можно, — ее глаза голодно начали меня осматривать, — Мохито
— Бармен — Мохито милой леди, А как Вас зовут, красавица?
— Ирен.
— Вы давно здесь, Ирен?
— Переехала только неделю назад. С детства мечтала жить на Кубе.
— Хороший выбор, дорогуша.
— У Вас красивый перстень на шее. Что он значит? — на шее у меня висела цепочка, на ней висел тот самый перстень. С маленьким, почти не видимым пятнышком крови.

Это? Это досталось мне от старого знакомого. В память о былых временах.

Автор: Студенецкий Стас
http://www.proza.ru/2015/06/22/1493

Автор: Стас Студенецкий

Ведущий, комик, преподаватель по публичным выступлениям и спирайтингу