Меню

Стас Студенецкий

Микрофон, бумага, ручка, борода

Зал суда

«Где-то в горячем штате Техас. 108 градусов по Фаренгейту.
Мне было 4.
Я услышал, как в соседней комнате ругаются мои родители. Интересно почему.
— Опять идешь на свои заседания? А как же твой сын? Ему нужен отец.
— Дорогая, это мое хобби. Мне нравится смотреть, как сажают плохих парней.
— А сыну нравится, когда его папа с ним играет!
Я открыл дверь и вбежал в комнату
— Папа, а куда ты уходишь?
— В суд, Тимми.
— А что ты там будешь делать? Сажать плохих парней?
Папа потрепал меня по голове.
— Нет, глупенький. Я просто посмотрю, как это делают хорошие дяди.
— Расскажешь вечером, как это было?
— Да, конечно, расскажу.
Папа поцеловал меня в лоб, надел панаму и вышел из дома. Мать вздохнула и пошла готовить мне завтрак. Это был среднестатистический день. Ничего выдающегося.

Когда мне было 12 — я часто смотрел сериалы про суды. Хоть папа и тратил много времени на свое увлечение, в деньгах обильно мы не нуждались. Мать была преподавателем в университете. Она неплохо зарабатывала дополнительными занятиями со студентами. А папа по вечерам писал тексты и продавал их в разные газеты. Голодать не приходилось. Иногда папа приходил уставший домой. А я задавал ему вопросы по поводу судов.
— Папа. А вот раньше бандиты ходили в полосатом, когда их поймают. Это правда?
— Да сынок, правда, — папа всегда отвечал на вопросы с банкой пива в руке.
— Папа, а вот в серале показали, что сейчас бандиты ходят в оранжевом на суд. А почему теперь так? Изменилась мода среди бандитов? — Только сейчас я понял, как это глупо звучит.
— Нет, просто если преступники сбегут — их легко можно будет найти среди толпы. Это яркий, бросающийся в глаза цвет. Ну, еще и мода тоже, конечно, — папа всегда любил слегка шуткануть.

Когда мне исполнилось 18 — я уже вовсю читал Джона Гришэма. И приходя домой со слушаний — папа сам, иногда, задавал мне вопросы.
— Сынок, а ты не в курсе, почему они вечно рисуют в преступников в зале суда? Не проще ли сфотографировать?
— Проще, но нельзя. В зале суда запрещена фото и видео съемка.
— Как-то это глупо.
— Не очень. Бандиты могут передать знак на волю. Например сделать тату в виде какого-то тайного сигнала. Или карты. Нельзя этого делать.
— Хм. Может ты и прав.

Сейчас мне 21. И я решил поступать на факультет юриспруденции. Мое желание никак не могло быть другим. Оно привито ко мне с детства».

Хорошее письмо для вступительной комиссии. Каким же я был амбициозным. Верил в успех. Жалко, я не знал, что стану разбирать бумаги в суде. Не все всегда складывается так, как ты хочешь.
Я смял бумагу и выкинул ее в мусорку. Пусть это письмо лежит там же, где и мои мечты

Автор: Студенецкий Стас
http://www.proza.ru/2016/03/30/200

comments powered by HyperComments

#