Меню

Стас Студенецкий

Микрофон, бумага, ручка, борода

Курортный роман

Когда ты пишешь песни — ничего нет хуже прокрастинации. Господи, какое же ужасное слово. Но именно это самая жесть, что может с тобой сотвориться. Именно в такие моменты хочется напиваться. Долго и бесповоротно. От пустого листка и ручки меня отвлекло оповещения.
-Привет, я завтра приеду в Новороссийск. Увидимся?
Самое неловкое сообщение от кого-либо за пару лет. 3 года назад ты увидел ее в баре, как она тебе подмигнула, когда ты уходил. Нашел ее в интернете. Бесил ее. Потом 2 года не общался. И тут — получай.
Она была из тех девушек, которые цепляли меня. Что-то в ней было такого, что никак не могло отпустить. Редкое чувство, но оно не исчезало.
-Рад буду увидеться. Может тебя забрать с вокзала?
-Да нет, меня друзья заберут.
Интересно, неужели она захотела увидеться. Неужели я ее заинтересовал?
-У тебя вообще как с работой, будет свободное время?
-Да пойдет, 12 октября отвалилось, концерт отменили, так что я в городе.
-Отлично, ребята 12 октября идут на свадьбу к друзьям. Как раз можно погулять будет.
Хм. Видимо гипотеза о заинтересованности была слишком поспешной.
-Ок, давай послезавтра как проснешься и приедешь — отпишись. Увидимся.
Наливая стакан вина, а стакан у меня пивной, я уже понимал, что это глупая ошибка. Но ты не можешь ее не прожить.

***

-Может закажем по бургеру?
-А давай.
Когда ты голодный — ты всегда едешь к еде с бешеной скоростью. Привез ее на мою любимую веранду в этом маленьком городе. Автомобильный разговор был слегка попроще.
-Знаешь, я недавно сильно изменился в плане музыки.
-В смысле?
-Ну, я вроде как еще не очень старый. Мне 27. Хоть и 30-ка уже близка, но еще дух бунтарства не прошел.
-Он никогда не пройдет.
-Знаешь, мне кажется пройдет. Ну, то есть не пройдет, а просто возраст и личный опыт начнет его забивать. Тебя не бесит, что я так часто говорю «то есть»?
-Это не режет мне слух, — она неловко улыбнулась. И я не мог оторвать от этой улыбки глаз. Эта секунда длилась очень долго в моей голове, — продолжай.
-Ах да, дух бунтарство еще не ушел. Но вот музыкальный вкус резко вырос. Начал слушать всякие мантры, мандалы. Рано под такое переться мне. Группа вот, например, называется… Эм… Ну как ее.
-Может Radiohead?
-Да нет. Coral? Нет, не они. Как же, как же, — я остановился и залип в телефон, из-за чего на меня недоуменно посмотрели, — да я ищу название группы! — она засмеялась, — как же, как же… У них такой блондинчик. Они еще по миру везде выступают. Muse? да нет. Как же. Ах вот! Coldplay!
-Аааа. Они классные. Солист — мужчина моей мечты, — я неловко ничего не ответил на это утверждение.

Приехав в мое любимое заведение, мы приятно уселись. Заказали пару бургеров. Свиной и куриный. Когда принесли напитки — разговоры продолжились.
-Тебя легко вывести из себя? — смотрела на меня такими блестящими и простыми глазами, что мне тяжело было отвлечься от ее глаз и ответить на вопрос.
-Знаешь, да. Но сейчас уже меньше. Буквально пару лет назад меня все выводило из себя. У меня в голове такое маленькое утопическое общество. Все проблемы решены и мне не ясно, почему никто не хочет в реальном мире их решать? — Зачем я цитирую Стенхоупа? Надо же показать ей настоящего себя, — а сейчас я под успокоился. Ну, то есть, вроде все просто, и я готов решить это все. Но никому оно не нужно, — иногда мне кажется, что я звучу как какой-то странный маленький мальчик.
После минутного молчания я решил продолжить узнавать ее. Зачем, правда, я это делаю? Она уедет и все закончится. Но я не мог остановиться. Ненавижу вести такие диалоги. Мне проще говорить о музыке, фильмах. Твои предпочтения в масс-культуре не дает твоего портрета так, как дают ответы на жизненно важные вопросы. А я определенно не хотел дать себя узнать.
-Почему ты пошла в эту профессию?
-Это долгая история.
-Веселая или грустная?
-Грустная.
-Можно плакать, — стряхнул воображаемую слезу, она посмотрела на меня с укором, да, неудачная шутка.

Послушав эту историю мне стало не по себе. Человек не должен проживать такие вещи. Особенно девушка. Особенно такая.

-Ты меня сегодня приятно удивил? — я не ожидал этого.
-Чем же?
-Когда я ехала в Новороссийск, я планировала с тобой увидеться.
-Кстати почему?
-Когда мы переписывались, я пообещала, что по приезду встретимся. А я всегда держу свои обещания, — в контексте нашего общения прозвучало это из рук вон странно.
-Так почему удивил?
-Я приехала сюда и ожидала встретить такого мрачного клоуна. Который поет и веселит всех, а не на сцене он грустный.
-Ты правда думаешь, что я покажу тебе себя настоящего?
-Я хочу узнать тебя настоящего.
-Я очень грустный человек. Я переживаю неимоверное количество проблем в своей голове. Но я не могу показывать это людям. Люди должны видеть меня всегда веселым. Всегда жизнерадостным. Иначе… Иначе грош мне цена, — никогда не думал, что в моей голове такие высокопарные фразы. Аж противно.
-Как-то печально, что ты не можешь открыться людям. Показать себя настоящего.

-Я недавно вспоминал наши диалоги в интернете.
-И что вспомнил?
-Да только одно. Как я сказал, что хочу тебя поцеловать. А ты сказала, что я дурак.
И опять я увидел ее прекрасную улыбку.
-Ну правда же. Мы и не виделись то толком.
-Ничего же не изменилось. Ты же прекрасно понимаешь это.
-Понимаю.

***

-Хочешь покажу одно красивое место? С красивым видом? Как раз уже стемнело.
-Давай.
Я расплатился и мы поехали на холм, которые находится при въезде. Припоркавашись мы посмотрели на город и увидели всю бухту. Всю чертову прекрасную бухту. Город весь в огнях. В такие моменты ты отрешенно смотришь только на эти недвижные огоньки.
-Иногда я приезжаю сюда с гитарой и играю. Просто для себя. А часа в 3 ночи я успокаиваюсь и слушаю. Мне кажется, что в городе только я один. Это мое владение и оно спит. И ничто не должно нарушить эту тишину.
Я видел, что она понимала. Ей нравилось стоять здесь. Но вряд ли она испытыавала то же теплое чувство, что и я. Я поцеловал ее в плечо. Она посмотрела на меня:
-Ты всегда такой?
-Ластиюсь?
-Ну да.
-Что значит всегда?
Она задумалась на короткое время.
-С девушками. Я привыкла, тебе сейчас не в укор, к другим мужчинам. Которые твердые, брутальные. А я такая кошечка. А тут почти наоборот. Часто ты ведешь себя так с девушками. Или парнями?
-Если бы я вел себя так с парнями, то меня вряд ли бы поняли в Новороссийске. Да и вообще меня мало бы кто понял, — она заулыбалась, а теперь уже я замолчал, пытаясь превратить в слова тот поток мыслей из моей головы, — мне тяжело быть таким. Я всегда твердый, брутальный, — на этом слове она усмехнулась, но я не стал придавать этому значения, — я очень ценю тех людей, с которыми я могу быть вот таким, как сейчас с тобой. Их мало было в моей жизни.

***

Мы решили погулять по набережной весь вечер. Она неловко курила, а я смотрел на ее улыбку. Как-то странно это выглядело со стороны. Подходя к машине она посмотрела мне в глаза.
-Это был замечательный день. И вечер. Спасибо тебе.
Я поцеловал ей руку, потому что не знал что ответить. Видно было, что она этого не очень жаждала.
После пары ее детских воспоминаний наши разговоры пришли к логическому завершению.
-Ты сентиментальна.
-Довольно таки. Я раньше была доброй, счастливой, замечательной. Потом после одного случая я стала вот такой как сейчас. Не подпускаю просто так людей…
-Похоже на вздор, — она с удивлением посмотрела на меня, а я взял ее за руку, — ты и сейчас такая же. Слегка сентиментальная. Что бы у тебя не случилось — вряд ли это могло так тебя изменить. Ты и так замечательная, — я подошел и поцеловал ее в лоб. Она усмехнулась, — видимо человек внутри твоей головы насмехается надо мной.
Она улыбнулась и ответила:
-Да.

К друзьям я отвозил ее в тишине. Она смотрела в салфетку и пыталась сделать из нее розочку. Я попытался заговорить, но она огрызнулась. Было неприятно видеть, что она одела иголки ежика. Вроде я ничего такого не сделал. Мы приехали, я открыл ей дверь. Она закурила.
-Что ты хочешь от меня услышать?
-Ну, например, почему ты включила панцирь и подогрызнулась?
-Я не люблю, когда мне лезут в душу.
-Да я, как бы, и не пытался лезть.
Я опирался на машину. Она стояла и курила. 3 года желания. И сейчас — вот она. Стоит передо мной. А я не решаюсь ее поцеловать.
-Когда я вижусь с человеком. Я всегда сразу знаю, останется ли он в моей жизни или нет. У меня хорошо развита интуиция и чаще всего так и происходит. Вначале я про тебя подумала — ну, нет. Потом, посмотрев на твою напористость и обаяния — я решила попробовать. Но ответ все такой же. Нет.
Я молча с легкой ухмылкой смотрел на нее.
-Может ты ответишь что-нибудь? А то это похоже на какой-то странный монолог. Тебе не приятно это слышать?
-А это важно?
-Для кого?
-Для тебя или для ситуации.
-Для ситуации… Думаю да. а для…
Я перебил ее.
-Не важно в обоих случаях. Тебе, потому что я тебя не зацепил. Ситуации — зачем это ей. Если я промолчу — твое мнение останется. Если начну качать права — ничего не изменится. Если начну уговаривать — тоже. Выяснять отношения или хамить — аналогично. Так какой смысл усложнять тебе жизнь?
Она пожала плечами. Докурив она обняла меня и сказала «Пока!».

***

Дома я решил осознать все это. Зачем я заведомо шел на провал? Неужели я настолько в нее влюбился? Или это просто из-за моей глупости. Пока я рассуждал, я автоматически схватил ручку и листок. Осознав наличие этих предметов в своих руках, я начал писать песню. Одна за одной. До самого-самого утра.
Я должен был ее поцеловать. Но этого не сделал. Видимо боль от опущенного шанса для тебя важнее самого шанса.
Ненавижу себя за это. Тебе мало 1 жизни. В своей голове ты проживаешь их сотни. И чтобы эти жизни подпитывались, ты заведомо идешь на боль в своей жизни. Расчесав те чувства с теми людьми, которых ты не достоин. Зато твой творческий потенциал никуда не денется. Пока ты готов резать свою душу ради такой однодневной влюбленности.

Автор: Студенецкий Стас

comments powered by HyperComments

#