Меню

Стас Студенецкий

Микрофон, бумага, ручка, борода

Социопат

-Я тебя ненавижу, — Анна кричала и собирала вещи. Кричала как ненормальная. Не думал, что ее ультразвук может заглушить мой телевизор, — зачем я решила быть с тобой. Ты же ничтожество! Урод!
Сегодняшний день отличался от предыдущих. И не потому что эта истеричка решила со мной порвать. Видите ли, она узнала, что я ей изменяю. И это ее ранило. Что за глупость. Ранило. День особенный, потому что на часах было уже 3 часа дня. А в 7 будет последний в жизни матч Караича — великого футболиста, двукратного Чемпиона Европы.

И тут понеслись воспоминания о моем детстве. Как я и отец ходили на его матчи, когда его карьера только началась. Смотрели, отец был счастлив. Он-то думал, что учит сына чему-то. Только сыну было плевать. С детства я не чувствовал доброты и любви. Мне было интересно наблюдать, как чужие эмоции меняются. Но именно на первом матче Караича я осознал. Что особенно прекрасны — негатив, боль и печаль. Когда мы с отцом сидели на стадионе. И наша команда проиграла в том матче — Это было 8 поражение к ряду. Весь стадион просто кричал и букал на команду. А я питался этой ненавистью. Какое же прекрасное было время.

А теперь мне 32. И еще одна тупая баба не выдержала моих манипуляций с ее агрессией. Что с ними не так?

Но этот день, конец карьеры Караича. Он вызывал у меня. Не знаю. Возможно это печаль. Или что-то похожее. Наверно это логично. Что я впервые в жизни чувствую грусть. Не когда родители умерли. Не когда меня выгнали из института. А именно сейчас. Когда я увидел Караича — я почувствовал радость от боли людей. И сейчас я почувствую печаль. Возможно потому, что кончается эпоха.
Раздался звонок. Это была Инна. Она кричала не умолкая. Запомнились только якоря «Козел!», «Изменил», «Ты же говорил!». Видимо, она узнала про Аню. Или Юлю. Не понятно, да и мне не важны подробности. Послушав молча и посмеясь от души у себя в голове, я положил трубку спустя 2 минуты. Уже 6 — надо пойти приготовить поесть.

Кто-то получает удовольствие от готовки. Интересно как это? Хотя один раз это принесло мне долю позитива. Когда Аня. Или это была Юля? Неважно на самом деле. Когда она готовила яичницу и психовала, что скорлупа влетает в сковородку. А потом она обожгла палец. Это была умора — смотреть, как она бесится.

Уже пол 7, я включил телевизор — идет разминка. Чипсы насыпаны в вазу. Пиво стоит в мини холодильнике у дивана. Можно доставать тетрадь. Тетрадь — самое важный предмет в моей жизни. В нем я записываю, какой человеческий негатив вызвал у меня позитивные эмоции. И четыре колонки. В первой — кто попал впросак. Вторая — ситуация, в которой оказался человек. Третья колонка уже интересней. Сколько негатива вызвала ситуация у человека. И закрывающий столбец — сколько радости вызвало у меня. Третий и четвертый столбец в звездочках. 1 — очень слабо. 5 — максимум из максимума. Когда открываю — всегда залипаю на первую страницу. Корявым почерком написан первый отклик. Болельщики, на Стадионе Антонов команда проиграла 8 раз подряд, 5 звездочек, 5 звездочек. Вместо цифр я в детстве рисовал звездочки, думал так более стильно. Прошло столько лет, а я до сих пор рисую звездочки. Мастер инфантильности.

А вот и начался матч. Знаете, футбол не так интересен, как негодование. Тетрадь открыта, ручка наготове.

Матч закончился, Караич идет на круг почета по стадиону, все ему аплодируют. А я зол. И немного грущу. Зол — потому что не было ни одного негодования. Матч был милый и добрый до безобразия. А грущу — потому что, наверно, и правда. Закончилась эпоха. Грусть — только сегодня. А завтра все начнем сначала. Надо позвонить Юли. И найти еще одну. Надо же продолжать свою тетрадь

Автор: Студенецкий Стас
http://www.proza.ru/2016/04/06/157

comments powered by HyperComments

#